Журнал “Русский Ювелир”
Издается с 1996 года

Действия с позиции грубой силы:

4 октября
Ннамди Аньядик

В ответ на западные санкции российские горнодобывающие компании решили объединиться с целью создания компаний, достаточно сильных для противостояния экономическим санкциям. Ннамди Аньядик проводит расследование.

 

(mining-technology.com) - Российская военная операция на Украине вызвала быструю реакцию западных стран и введение строгих экономических санкций, которые связали по рукам и ногам многие российские сырьевые отрасли. Хотя влияние санкций является спорным вопросом, Россию лишили огромных сумм денег, в том числе до $400 млрд в виде активов, принадлежащих центральному банку страны, и к тому же российские банки понесли $30 млрд убытков за первые две недели боевых действий.

В ответ на это некоторые из крупнейших горнодобывающих компаний страны находятся в процессе приобретения и поглощения более мелких фирм с очевидной целью создания системно значимых компаний, которые просто «слишком велики, чтобы потерпеть крах» перед лицом растущих враждебных действий Запада. В июле Владимир Потанин, глава российской металлургической группы Норильский никель стоимостью $47 млрд, заявил, что готов обсудить слияние с производителем алюминия - компанией РУСАЛ стоимостью $16 млрд с целью создания могущественной группы, способной противостоять последствиям западных санкций.

Норникель является крупнейшим в мире производителем палладия и рафинированного никеля, а РУСАЛ - крупнейший в мире производитель алюминия за пределами Китая, и эта сделка не станет для Норникеля чем-то новым; до этого предлагаемого поглощения Норникель приобрел два российских банка в результате их продажи после введения санкций.

Потанин сказал российской деловой газете РБК, что может быть создан «национальный чемпион» по металлам, способный «обрести силу для противостояния санкциям», а влияние российских крупных компаний на мировую горнодобывающую промышленность может повысить устойчивость ее компаний к санкциям.

Предоставление рычагов против санкций на российские предприятия

При условии, что гидроэлектростанции, которые официально принадлежат En+, материнской компании РУСАЛа, будут включены в сделку, слияние Норникеля и РУСАЛа может дать ряд синергетических эффектов. Прежде всего, РУСАЛ получит доступ к судоходному флоту Норникеля, что является редкостью для металлургической группы.

Критически важно то, что более крупная компания, вероятно, сможет лучше противостоять санкциям и получить более дешевое финансирование. Это было бы выгодно для разработки таких месторождений, как массивное Колмозерское месторождение литиевых руд в Мурманской области на северо-западе России.

Однако предлагаемое слияние потребовало от Потанина в некоторой степени публичного резкого изменения точки зрения. Раньше он выступал против слияния мирового лидера по добыче никеля и палладия с алюминиевым гигантом, которому уже принадлежат 25,25% компании Норильский никель». Однако российская военная операция на Украине резко изменила ситуацию: теперь от западных санкций пострадали обе компании, хотя и косвенно.

Как более крупная из этих двух компаний, Норильский никель определенно будет иметь преимущество в любых переговорах с РУСАЛом. Компания является важным поставщиком для автомобильной промышленности, поставляя никель для аккумуляторов электромобилей, а также палладий для каталитических нейтрализаторов выхлопных газов. Норникель также является крупным поставщиком никеля для европейской металлургической промышленности, производящей нержавеющую сталь.

Важно отметить, что в настоящее время нет санкций в отношении российского никеля, который все еще доступен по варранту Лондонской биржи металлов (London Metal Exchange, LME). LME стремится избежать повторения событий, имевших место в марте после первоначального объявления о введении санкций против России, когда цена на никель взлетела выше $100 000 за тонну в результате «беспорядочной торговли», прежде чем LME приостановила торги более чем на неделю.

Системно значимый, слишком великий, чтобы потерпеть крах?

Тем временем давление на руководителей российских металлургических компаний постепенно нарастает. В конце июня Великобритания ввела санкции против Потанина в рамках вводимого пакета мер против России из-за ее военной операции на Украине. Действия Великобритании показывают, что даже самые богатые металлургические олигархи не застрахованы от осуждения.

Состояние Потанина оценивается в $15,7 млрд, и ему грозит «замораживание» активов, запрет на поездки, транспортные санкции и блокировка технических консультаций из-за санкций со стороны Великобритании. Высокопоставленный руководитель Норникеля заявил, что юристы компании изучают влияние «персональных санкций на нашего президента и основного акционера», но вряд ли Запад захочет повторить ошибки, допущенные в 2018 году, когда LME запретила алюминий, производимый РУСАЛом.

Запрет последовал после аналогичных санкций, введенных США, и создал серьезные проблемы для компаний в транспортной, строительной и упаковочной отраслях. Это также привело к скачку цен на алюминий до 30% всего за несколько дней после введения санкций. Менее чем через год США были вынуждены отыграть назад и снять санкции.

Аналогичный шаг в отношении компании Норильский никель также приведет к обратным результатам, поскольку умножит потери, связанные с никелем, медью, палладием и платиной, которые являются ключевыми металлами для перехода к экономике с низким уровнем выбросов углерода.

Российский золоторудный сектор и сектор редких металлов попал под санкции

Но западные санкции, похоже, уже оказывают разрушительное воздействие по крайней мере на некоторые российские горнодобывающие компании. В июле золотодобывающая компания Петропавловск подала заявление о введении внешнего управления после того, как санкции против Газпромбанка, ее основного кредитора и единственного покупателя ее золота, лишили компанию возможности погашать кредиты и поставили ее в число первых зарегистрированных на бирже компаний, потерпевших крах.

Компания Петропавловск была основана в 2009 году британским бизнесменом Питером Хамбро (Peter Hambro) и российским бизнесменом Павлом Масловским и быстро стала одним из крупнейших производителей золота на Дальнем Востоке в России. К концу 2021 года Россия стала второй по величине страной-производителем золота в мире с товарооборотом в $15,5 млрд и объемом добычи золота в 314 тонн.

Между тем, дефицит российского титана также нарушает глобальную цепочку поставок. По сообщению Nikkei Asia, японская компания Envision AESC Group, производитель литий-ионных аккумуляторов для электромобилей, призвала своих клиентов готовиться к повышению цен в размере до 10%. Kawasaki Heavy Industries также рассматривает возможность перехода от поставок титана из России, крупнейшего производителя металла, к другим поставщикам.

Опасения в Европе по поводу дальнейших перебоев с поставками российского титана на Запад, как считается, привели к тому, что ЕС не решился ввести фактический запрет на ввоз российского титана в Европу, несмотря на некоторое политическое давление. В июле ЕС заблокировал предложение ввести санкции в отношении российской металлургической компании ВСМПО-АВИСМА, крупнейшего в мире производителя титана, поскольку Россия поставляет до половины титана для мировой аэрокосмической промышленности.

Хрупкое равновесие

Как поставщик стратегических металлов для всего мира, Россия находится в относительно устойчивом положении для того, чтобы противостоять любым санкциям, которые Запад может ввести против российских металлургических компаний. Пока Запад мучается вопросом, вводить ли санкции против российских металлов, добывающие компании пытаются найти возможность оставаться на шаг впереди с помощью целенаправленных слияний и поглощений. Они надеются, что это даст им возможность иметь определенную устойчивость.

Но становится все более очевидным, что всегда будет существовать рынок для российских металлов, каким бы в конечном счете ни был профиль акционеров российских металлургических компаний. Покупателей в Европе по-прежнему много, особенно у таких крупных производителей, как Норильский никель, Уральская горно-металлургическая компания и РУСАЛ, которые, как правило, заключают годовые или многолетние сделки с крупными промышленными группами.

У трейдера Glencore есть сделка по приобретению алюминия у РУСАЛа как минимум до 2024 года. Группа Trafigura также имеет давние отношения с Норникелем. Однако, как и в случае с российской нефтью и газом, Москва знает, что, даже если российский металл не будет допущен в Европу, то на расширяющихся азиатских рынках всегда найдутся желающие купить его.

 

Источник: Rough&Polished
Читайте также