Журнал “Русский Ювелир”
Издается с 1996 года

Золотодобыча в России. Повторение пройденного для развития в будущем

29 января
Редакция

Сергей Кашуба, председатель Союза золотопромышленников РФ

Михаил Лесков, член Совета Союза золотопромышленников РФ, руководитель проектов Интерминералс Менеджмент

Александр Лопатников, управляющий директор по России и СНГ AmericanAppraisal

Авторы излагают свою точку зрения на то, каким образом компании и их инвесторы будут создавать стоимость горной отрасли в ближайшее время. Главный ресурсный потенциал отрасли – это люди и уважение к предпринимательскому капиталу и риску, как источникам создания стоимости.

Публикации последних трех лет, посвященные мировой горнодобывающей отрасли, почти исключительно наполнены негативными прогнозами и апокалиптическими предсказаниями. Реже встречаются попытки профессионального анализа состояния отрасли и почти совсем отсутствуют работы, цель которых – показать возможные пути развития горных компаний в сложившейся ситуации.

Российская горная отрасль должна признать, что ее главный ресурсный потенциал – это люди и уважение к предпринимательскому капиталу и риску, как источникам создания стоимости.

ВЧЕРА И СЕГОДНЯ ЗОЛОТОДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Падение цен практически на все металлы, событие, еще совсем недавно казавшееся крайне маловероятным, продолжается уже 4 года. В последние месяцы к металлам добавились другие сырьевые товары – включая нефть и зерно. Теперь практически все, что называется commodities – выглядит как табу для инвесторов. Мрачное настроение владельцев, менеджеров и банкиров горных компаний можно понять, однако складывающуюся ситуацию сложно назвать неожиданной и точно нельзя назвать маловероятной.

Сегодня никого не удивить подобной цитатой: "Финансирование горных компаний в текущих условиях задача сложная, хотя не невозможная. Традиционные источники финансирования за последние несколько лет постепенно истощились.

На рубеже 1990-х и 2000-х годов ситуация в горной отрасли в мире выглядела немногим лучше сегодняшней. Финансовые рынки только начинали приходить в себя после обвала в Азии и российского дефолта. Цены на золото в течение длительного периода снижались. Падали цены не только на золото, и металлы, а также на нефть. Фондовые рынки западных стран, пострадавшие не так сильно, напротив демонстрировали небывалый рост, активно раскручивая идею "новой экономики"– светлого будущего, основанного на несырьевых секторах – в первую очередь электроники и коммуникаций.

Явных предпосылок к изменению ситуации не было заметно, а регулярно появлявшиеся комментарии владельцев горных компаний о том, что бесконечно сложившаяся ценовая ситуация сохраняться не может, воспринимались скорее, как утешительное пожелание, чем обоснованное ожидание.

Теперь мы знаем, что порог цены на золото примерно $250 за тройскую унцию оказался точкой разворота, произошедшего на фоне обвала рынка dot.com, вскрывшихся махинаций менеджеров публичных компаний, начала эпохи негативных банковских ставок, продолжающейся и сейчас, и беспрецедентного роста спроса на сырьевые товары со стороны Китая.

Роль Китая в развитии "суперцикла" хорошо иллюстрирует тот факт, что наибольший темп роста цены в этот период показало не золото, а железная руда. Практически все, что могло выращиваться, выкапываться или высасываться из недр – многократно прибавило в цене, в основном за счет резко возросшего спроса и на ожиданиях "пиковой" нефти или конечности ресурсного потенциала планеты. Единственным ресурсом, который казался неисчерпаемым и потому наименее ценным, были деньги или, применительно к рынку сырьевых товаров - американский доллар. Дешевые и легкодоступные в странах Запада деньги хлынули на рынок недвижимости, развитие которого было также благоприятным фактором для спроса на металлы.

Схлопывание пузыря на рынке недвижимости на рубеже 2007-2008 годов на какое-то время разбалансировало глобальную систему, но невиданное количество дополнительных денег, вброшенных для стимулирования экономики в США, Западной Европе и Китае, казалось, вернуло оптимизм производителям сырьевых товаров. Цена восстановления стабильности измерялась триллионами долларов и, как часто бывает, существенная часть этих инвестиций оказалась неэффективной.

Несмотря на огромное количество денег, брошенных на спасение мировой экономики, "золотой век" глобального рынка сырьевых товаров к началу 2010-х годов сменился "идеальным штормом". Двадцатилетний инвестиционный цикл вернулся к началу отчета.

Российская горная промышленность и особенно золотодобывающий сектор давно стали частью единого рынка металлов. Изучая два десятилетия развития мировой и российской золотодобывающей отрасли, можно выделить несколько факторов, которые могут оказать наибольшее влияние на развитие отрасли в Российской Федерации, способствовать восстановлению ее инвестиционной привлекательности, обеспечить приток финансирования, создать условия для начала нового экономического цикла.

СМЕНА ПАРАДИГМЫ РАЗВИТИЯ - 1990-Е ГОДЫ

Несмотря на то, что золотодобывающая отрасль новой России стала формироваться относительно недавно, многое из происходившего четверть века назад уже попало в разряд хорошо забытого старого. В начале 1990-х годов отрасль, получившая в наследство от СССР систему государственного управления добычей "валютной ценности", в полной мере испытала влияние негативных факторов, связанных со снижением цены на золото на мировом рынке и падением привлекательности для своего главного инвестора – государства. Начало спада пришлось на советское время, на период "перестройки", которая привела к разбалансированию прежней системы. Следствием этого стало снижение объемов финансирования и ухудшение материально-технического обеспечения предприятий отрасли.

Как результат, почти до нуля замедлились темпы разведки, практически не происходило новых открытий, а вновь разведанные месторождения все чаще попадали в разряд "резервных" по причине сравнительно небольшого размера, технических и технологических сложностей с их возможным освоением и отсутствием у государства возможности или желания тратить средства на вовлечение их в хозяйственный оборот.

После распада Советского Союза Россия осталась преимущественно с россыпной добычей. Предприятия по добыче рудного золота, разбросанные по всей территории России, в большинстве своем небольшие и работавшие на упорном сырье, зачастую производили лишь концентраты, отправлявшиеся за тысячи километров на Урал. Доля их в общем производстве составляла менее четверти, а очень редкие более крупные предприятия были либо давно построенными, как Балейзолото, Алданзолото, Дарасун или Коммунар, либо были еще не введенными в строй "новыми долгостроями", невзирая на значительные сложности пытавшимися запустить производство, как Кочкарская ЗИФ или Многовершинный рудник.

Результатом снижения объемов государственного финансирования отрасли стало повышение требований к эффективности новых проектов, к чему отрасль, пережившая в середине и конце 1970-х годов период "гигантомании", оказалась не готова. Замедлилось развитие даже таких проектов, как месторождение Олимпиада, ТЭО строительства первой очереди которого было защищено в самом конце 1980-х годов.

Возможно, самым негативным фактором для будущего развития отрасли в тот период стало то, что приток в нее молодых профессиональных кадров к началу 1990-х годов почти иссяк. Большинство профильных институтов существенно сократилось, средний возраст их персонала перевалил за 50 лет, а средний возраст руководящих работников нередко был выше пенсионного возраста. Сходная картина наблюдалась в руководстве производственных предприятий, особенно в руководстве территориальных объединений отрасли.

Отсутствие государственной поддержки и отсутствие денег у новых акционеров вынуждало искать источники финансирования за границей. Следует отметить, что интерес к установлению контактов с предприятиями отрасли в новой России проявили практически все крупнейшие мировые золотодобытчики.

Иностранный опыт, новые или недоступные ранее виды оборудования и технологии, более глубокие, хоть порой и более узкие знания зарубежных специалистов, а также ранее не использовавшиеся в России методы организации производства и управления обеспечили динамичное развитие ряда золотодобывающих проектов, заинтересовавших инвесторов со всего мира, даже в условиях продолжавшегося снижения мировых цен на золото и несмотря на повышенные риски финансирования проектов в условиях политической неустойчивости в России в первой половине 1990-х годов.

Помимо финансирования, которое обеспечивали иностранные инвесторы, существенную помощь отрасли оказала программа "золотых кредитов", которые предоставлялись через Комдрагмет России в вексельной форме как отдельным предприятиям под самостоятельные крупные проекты строительства, так и через региональные органы власти группам предприятий под совокупность более мелких или более ранних проектов. Заметную поддержку оказывала и система авансирования предстоящей добычи золота через Гохран России, которая была доступна не только крупным, но и мелким добытчикам и позволяла последовательно поддерживать устойчивость отрасли.

Растущая инвестиционная привлекательность отрасли, наличие финансирования и возможности для реализации предпринимательской инициативы уже в самом начале 1990-х годов привели к тому, что артель старателей "Полюс", тогда далеко не самая крупная артель, начала добычу руд окисленной зоны месторождения Олимпиада на подряде у Северо-Енисейского АО "Золото", перерабатывавшего ее на Советской ЗИФ в Красноярском крае. Примерно тогда же у Селемджинского прииска в Амурской области появился сначала отечественный, а чуть позднее и зарубежный инвестор для реализации проекта по восстановлению небольшого рудника, артель старателей "Саяны" приступила к реализации первого опытно-промышленного проекта кучного выщелачивания на части руд месторождения Майское в Хакасии, на Южном Урале старатели начали восстанавливать шахту "Восточная" на руднике Кочкарь тогда еще действовавшего ПО "Южуралзолото". Тогда же ООО "Геометалл" создал СП с канадской Cyprus Amax для начала освоения Кубаки в Магаданской области.

ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ - РЕГУЛЯТОРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ИНИЦИАТИВА

Развитию отрасли способствовали меры либерализации рынка. В 1994 году коммерческие банки получили право на операции с драгоценными металлами, часть из них стала в 1995-1996 годов уполномоченными банками по авансированию Гохраном золотодобытчиков, и в 1998 г банки, а немного позднее – и сами золотодобытчики получили право экспорта драгоценных металлов, прошедших аффинаж. Эти изменения способствовали тому, что целый ряд иностранных компаний с листингом в основном на Ванкуверской и Торонтской биржах, смог привлечь и инвестировать первые, относительно небольшие средства в недавно созданные СП с российскими компаниями.

Артель "Полюс" получила право на освоение месторождения Олимпиада и средства "золотого кредита" на строительство первой очереди производства. "Золотой кредит" для строительства на руднике Кубака получило СП "Геометалла". Иностранным инвестором в этом предприятии, осваивавшем один из крупнейших рудников по добыче золота, вместо Cyprus Amax сначала стала компания Western Pinnacle, а затем Kinross Gold. В 2009 г этот рудник и его инфраструктуру приобрел "Полиметалл".

Стоит особо отметить, что наряду с либерализацией регулирования отрасли, важнейшим фактором, обеспечившим ее успешное развитие, стал приток новых кадров из урановой отрасли бывшего СССР. Распад Советского Союза привел к тому, что в начале 1990-х годов специалисты отрасли, в том числе и работавшие на объектах, оказавшихся за пределами России, потянулись в Российскую Федерацию. Золотая промышленность, как и ряд других отраслей, получила большое число опытных и высококвалифицированных специалистов. Их уникальные навыки и готовность энергично работать способствовали росту производительности труда в отрасли и обеспечили возможность появления таких объектов, как Покровский рудник ("Петропавловск"), производство на Воронцовском месторождении ("Полиметалл") и освоение целого ряда других объектов на рубеже 1990-х и 2000-х годов.

Однако в мировой золотодобыче ситуация вскоре заметно ухудшилась. Крупный международный скандал, разгоревшийся на Ванкуверской бирже в 1996 году привел к резкому снижению интереса к финансированию геологоразведочных проектов как в Канаде, так и во всем мире. Он существенно повлиял на активность иностранных юниорных компаний, которые участвовали в российских СП. Последовавший вскоре "августовский дефолт" 1998 году и значительное обесценение рубля привели к резкому сокращению числа не только мелких и средних, но также крупных иностранных компаний, готовых продолжать работу в России. Неожиданным положительным итогом дефолта для отечественных золотодобывающих компаний стало то, что очень многие из них в одночасье смогли легко рассчитаться с накопленными долгами. Это позволило им впоследствии и по мере восстановления отечественного финансового сектора, развить производство.

Важным следствием скандала стало повышение требований международных бирж к качеству и раскрытию отчетности о запасах и ресурсах. Была создана целая система кодексов отчетности о ресурсах и запасах, впоследствии ставших основой семейства кодексов CRIRSCO. Вместе с этим были разработаны и унифицированы кодексы экономической оценки активов недропользования и ценных бумаг компаний.

Сокращение финансирования проектов через канадские биржи вынудило искать иные источники. Отток иностранных инвесторов, готовность к риску у которых оказалась ниже того уровня, который, по их представлениям, был связан с активами в России, освободил место для отечественных инвесторов, готовых принимать на себя российские риски. Снижение цен на активы и резко подешевевший рубль, а стало быть, и заметно снизившиеся в долларовом выражении операционные расходы повысили привлекательность золотодобычи, выручка которой традиционно привязана к доллару.

На смену инвесторам, преимущественно действовавшим через юниорные компании с листингом в Канаде, к началу 2000-х годов пришли российские инвесторы, которые позднее объединились с частными инвесторами из-за рубежа и способствовали проведению ряда успешных IPO на Лондонской бирже – так возникли Peter Hambro Mining (нынешний Petropavlovsk), Highland Gold, Celtic Resources, Trans-Siberian Gold. Их первому примеру затем последовали иные многочисленные компании.

Основным фактором создания стоимости в этот период снова стал человеческий капитал, ценность которого не только не уменьшилась при изменении курса и при падении общего уровня экономической активности, но и заметно возросла. Способность выявлять и использовать возможности для создания акционерной стоимости с тех пор стала ос

Источник: gold.1prime.ru
Читайте также