Журнал “Русский Ювелир”
Издается с 1996 года

Здесь Запад встретился с Востоком...

6 мая
Редакция

Долгое время в как в обществе, так и в среде ювелиров бытовало поверье, что поломанный драгоценный камень счтается «несчастливым». Но в прошлом году их судьба, благодаря усилиям нескольких ювелирных компаний переменилась. 

Во время поездки в Японию в 2019 году креативный директор итальянского ювелирного бренда Pomellato Винченцо Кастальдо  предложил Майе Хигути, токийскому эксперту по искусству кинцуги создать совместную коллекцию. Кинцуги — это традиционная японская техника, при которой потрескавшуюся керамику чинят с помощью лака, сделанного из сока дерева уруси, а затем подчеркивают трещины порошком золота или других драгоценных металлов.

Pomellato — один из нескольких брендов, которые решили применить эту технологию для создания особой коллекции ювелирных изделий, которая включает в себя поврежденные камни гагат и кахолонг, которые г-жа Хигути отремонтировала, добавив 24-каратное золота в места трещин. Эти камни затем стали центральной частью коктейльных колец, подвесок или серег-подвесок. Украшения были распроданы мгновенно, более того, клиенты теперь запрашивают создать для них изделия с камнями,  реставрированными в технике кинцуги.

Своеобразный характер произведений соответствует духу момента, поскольку сегодня в моде инклюзивность и быть особенным, не таким, как все — важная составляющая красоты.

Pomellato также создали уникальную брошь с  камеей, приобретенной в свое время для специального проекта. Она сломалась и четыре гогда хранилась в сейфе, пока г-жа Хигути не подарила ей вторую жизнь. 

Существует множество теорий относительно истории происхождения техники кинцуги: согласно одной, японский сёгун был недоволен неуклюжим ремонтом китайского мастера своей чайной чашки и тогда  местные мастера придумали более приятное решение. Согласно другой теории кинцуги изобрели самураи, чтобы восстанавливать поврежденные подарки своих хозяев. «Таких историй тысячи», — сказал Ику Нишикава, специалист по кицунги. Тем не менее, отметила она, общепризнано, что эта практика восходит примерно к 16 веку.

По словам г-жи Нишикавы, кинцуги — это интенсивный процесс. «Лак уруши очень сложно обрабатывать и обрабатывать самостоятельно. Чтобы стать настоящим мастером, нужно потратить много времени».

 

Джордж Инаки Рут, основатель ювелирного бренда Milamore, нанял одного из таких специалистов для создания своей коллекции кинцуги. Он вырос в Японии, где впервые столкнулся с этим видом ремесла, а сейчас живет в Нью-Йорке.

Рут создал два предмета, используя традиционную технику кинцуги с помощью Кохеи Киримото, ремесленника в восьмом поколении семьи, занимающейся изготовлением лакированных изделий.  Рут разбил образцы белого и серого перламутра, затем собрал получившиеся фрагменты  в пару серег и подвеску, а г-н Киримото скрепил их лаком уруши. После сушки, длящейся несколько недель, мастер нанес порошок из 18-каратного золота. В результате получились лоскутные изделия с переливчатым блеском перламутра, сиянием золотых швов и украшенные бриллиантами (на фото выше).

Рут хочет, чтобы Milamore стал платформой для продвижения и сохранения японского мастерства а также познакомить своих сверстников с древним ремеслом. «Когда я впервые показал работы в Токио, — сказал он, — большинство людей моего возраста — миллениалы — не знали, что такое кинцуги».

Большая часть коллекции Milamore Kintsugi вдохновлена ​​техникой кинцуги, но не используется напрямую. Изделия из 18-каратного золота, иногда с бриллиантами, имеют зубчатые линии, напоминающие трещины в разбитой керамике. Кольца, браслеты и другие предметы на коже создают впечатление, будто они сами подверглись лечению кинцуги.

Milamore Kintsugi

Будь то украшения или отремонтированная керамика, «золото подчеркивает то, что когда-то было разбито, но также подчеркивает силу и устойчивость», — сказал  Рут. «У меня есть клиенты, которые носят их как обручальные кольца, или когда кто-то только что развелся, они покупают кольцо кинцуги для себя. Это то, что касается каждого человека».

 

 

Эдеен, канадский ювелир, живущая в Париже в 2021 году создала этот кулон, как дань уважения искусству кицунги. В этом украшении золото заполнило пустоту в дубовой щепке, снова сделав ее цельной. «Кинцуги — это искусство, использующее эмоции», — сказала она.

Для дизайнера из Сиэтла Джейми Джозеф драгоценности, интрес к искусству кинцуги возник при просматривании ленты Фесбука, в которой появилось изображение керамической чашки, ремонт которой был произведен в этой технике. Изображение сопровождало сообщение об «уважении недостатков», и тогда она начала изучать возможности применения техники к созданию украшений. У проекта была практическая цель: «У нас есть чаша, в которую мы складываем все наши битые камни. Использование кицунги дает прекрасную возможность переработать их». В результате коллекция была названа Golden Joinery - одно из немногих общепринятых английских переводов кинцуги. Это потребовало воссоединения камней, которые были сломаны пополам или на треть («как пазл»), и разработки ручного метода соединения кусочков лентами из 22-каратного желтого золота. По ее словам, в первый раз, когда она предложила эти предметы в 2015 году, «они сразу же были распроданы». Но, несмотря на такую ​​популярность, новые изделия она создает только тогда, когда при производстве других ее коллекций ломаются камни. «Для меня важно, что мы действительно занимаемся апсайклингом. Я не хочу найти крутой камень и разрезать его».

 

Jamie Joseph, колье из окисленного серебра и золота с малахитом и бриллиантами

 

Еще несколько украшений, выполненных в технике кицунги:

Seiko Kitagawa, фарфор, золото

Sassi Fine lewellery

Mora Approved

Ювелирный мир долгое время был традиционным и даже консервативным, а общество так одержимо совершенством. Однако ювелиры экспериментируюя с технологиями и материалами, предлагают уйти от этого, расширяя горизонты искусства.

Источник: https://www.nytimes.com/
Читайте также