Журнал “Русский Ювелир”
Издается с 1996 года

Русский консерватизм побеждает

20 июня
В. Збойков

Президент РФ В.В. Путин в недавней речи на Петербургском международном экономическом форуме говорил о зрелости и ответственности российского бизнеса. На фоне этого выступления с обещанием предпринимателям всяческих экономических свобод вновь напомнивший о себе проект доработки Федерального закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» выглядит неcколько разнонаправленно. Речь идет о законопроекте, который 18 января сего года без замечаний согласовала с регулятором от имени экспертного и делового сообщества правительственная рабочая группа в сфере ДМДК.

Что же не так в уже согласованном бизнесом законопроекте? У законопроекта оказался другой текст… И если определенные нормы, интересные производителям драгоценных металлов, в нем остались без изменений по отношению к согласованной редакции, то для ювелиров появились целых три «сюрприза».

Во-первых, из законопроекта исчезло понятие «художник-ювелир» и все с ним связанное. Автор этой заметки в прошлом году высказывался против искусственного выделения некой привилегированной группы участников рынка на фоне «простых» ювелиров, работающих индивидуальными предпринимателями. Но это было до 24 февраля 2022 года, т.е. до того, как золото для физических лиц рассталось с НДС, вследствие чего был введен запрет малому бизнесу в сфере ДМДК на применение специальных налоговых режимов с 1 января 2023 года. При таком стечении обстоятельств ожидаемый к появлению в законодательной базе новый статус художника-ювелира вселял надежду, что уж хотя бы малые производители ювелирной продукции смогут называться художниками-ювелирами и получить какие-нибудь значимые льготы (понятно, что ювелирная торговля с этого ничего для себя получить не смогла бы в любом случае). Теперь эти надежды улетучились: нет статуса, не может быть и льгот. Даже для ювелиров, создающих изделия.

Во-вторых, из законопроекта исчезли все согласованные на заседаниях рабочей группы с Минфином России и ФПП пассажи, направленные на отмену простановки именника производителя. С марта 2023 года, помимо наносимого на ювелирное изделие современного двумерного штрихового кода, на нем по-прежнему будут присутствовать еще два оттиска-атавизма, дублирующих сведения, получение которых уже предусмотрено через наносимый код. Речь об оттисках государственного пробирного клейма и именника производителя. Три маркерные метки на одном маленьком изделии в эпоху цифровизации… При этом оттиск именника для участников рынка не является бесплатным, он требует дополнительных затрат на нанесение, а также на закупку и содержание оборудования.

Надо заметить, что за отмену именника производителя на заседаниях рабочей группы шла серьёзная борьба, которую ювелирам удалось тогда выиграть. Но вот мы опять возвращаемся назад, к действующей редакции закона.

В-третьих, понятие «ювелирное изделие» для обновленного закона, согласованное с регулятором в ходе заседаний рабочей группы, также поверглось неожиданной ревизии, став весьма размытым.

Возникает вопрос: а разве деятельность в сфере ДМДК не требует тех самых экономических свобод, о которых говорит Президент России? Получается, что с высоких трибун декларируется одно, а на деле, «на земле», получается иное.

Безрадостно выглядит и тот факт, что в единство предпринимательского сообщества сферы ДМДК вбивается уже «второй клин»: производители драгоценных металлов благодаря законопроекту ожидаемое получат, а ювелиры — нет.  Напомню, что первым «клином» было создание противостояния крупных и малых участников рынка ДМДК из-за ликвидации для малого бизнеса в этой сфере специальных налоговых режимов.

 

Исполнительный директор комитета «Деловой России» по драгоценным металлам и драгоценным камням

В. Збойков

Источник: Гильдия ювелиров России
Читайте также